Благо 

Ассоциация христианских медсестер и волонтеров "Благо"

Главная задача Ассоциации - научить христианских медсестер и волонтеров ведению здорового образа жизни, профилактике заболеваний, заботе о людях с психологическими и психосоматическими проблемами, детей и инвалидов а также палиативной помощи.


Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход
02:53, Пятница, 22.9.2017
Главная » Статьи » СТАТЬИ

Духовная опека в период кризиса: где ее грань?

Духовная опека в период кризиса: где ее грань?

«Почему в период такого страдания не нашлось утешения для Ребекки?»

Ханна Фрейлей, Элмер Дж. Тейссен и Шайло Джайвенлел

Аннотация:Медсестры постоянно сталкиваются с кризисом. Какое духовное вмешательство являетсяуместным? Христиане поощряются использовать любую возможность для свидетельства о Христе. Должны ли медсестры делиться своей верой в периоды кризиса? Опыт медсестры, которая проявила заботу о матери, потерявшей своих новорожденных детей, исследуется философом и специалистом по вопросам психического здоровья. Медсестра такжепытается понять, должна ли она была поступить иначе.

Кризис матери

Ханна Фрейлей

Прерванный день…

Работая старшей медсестрой по оказанию перинатального ухода, я всегда прошу Бога подготовить мое сердце ко всем событиям нового дня, помочь моим ушам слышать и глазам видеть то, чего Он хочет от меня (Мф. 11:15). Объем требуемой работы на каждый день часто рождает во мне ощущение, что количество часов, имеющихся в сутках, никогда не достаточно. Входя в свое отделение, я сразу начинаю обдумывать рабочие задачи на предстоящий день. В один из таких обыкновенных дней все было, как всегда: медсестры суетились, члены семей ходили по отделению, а бригада медико-санитарной помощи приезжала и отъезжала по вызовам.

Когда я поворачивала за угол перед своим кабинетом, в моей голове был просто рой мыслей. Я обдумывала свой отчет об отклонении от бюджетного плана, который нужно было подготовить до конца рабочего дня, и многие другие вопросы, требующие разрешения. И увидела краем глаза ее. Я остановилась. Глядя на нее, я увидела: она сидела в кресле-каталке в коридоре возле стены и, при виде ее, мое сердце разбилось. Слезы текли по загорелому лицу этой женщины. Ее одежда была разорванной и запачканной. В своих руках она держала две крошечные коробочки, обе синего цвета с белой ленточкой. Я знала, что это было. Это былипамятные шкатулки, которые дарили пациентам, потерявшим своих новорожденных детей.Я заметила на ее запястье две бирки, которые прикрепляют к ручкам новорожденных.

Пациенты очень восприимчивы. Поэтому, медсестрам нужно быть очень осторожными, чтобы не пользоваться этой восприимчивостью.

Я постепенно начинала осознавать реальность.Чувство сопереживания переполнило меня, когда я стала свидетельницей этой картины страданий. Все вокруг мне стало казаться таким сюрреалистичным. Я тихонько опустилась на колени возле нее и осторожно положила руку на ее плечо. Я забыла обо всех своих заботах и переживаниях, о кипе бумаг, ожидающих на моем столе, об отчете, который должен быть готов к концу дня. Она поглотила все мое внимание и медсестринское присутствие.

Невыносимая потеря

Она сквозь слёзы медленно произнесла, запинаясь: «Мои малютки, я их потеряла… двоих… два прекрасных мальчика, Айзейя и Джеремайя». Я была рядом с ней, уделяя ей все свое внимание. «Мне нужны фотографии для моих шкатулок!» – говорила она, теряя самообладание, и открыла крошечный синий контейнер, показывая мне пустые коробки. Фотографий ее сыновей не было.

Сострадание переполняло меня. Я отвела ее в пустую комнату для пациентов, чтобы уединиться. Этим утром я узнала о Ребекке. Ей было 19. Она была бездомной. Она была на лечении от наркотической зависимости, правда, не соблюдала медицинских предписаний. Ее только вчера выписали из нашего отделения. Она жила на улице, о чем говорят ее загар и грязь. Ее история стала ясна, когда она рассказала о том, как тщетно пыталась избавиться от кокаиновой зависимости и о случившемся рецидиве. Вскоре после этого рецидива в ее животе начались тянущие боли, которые становились все сильнее и сильнее. Они перешлив интенсивные схватки, сопровождающиеся ужасной болью без периода облегчения. Вне сомнения эффект кокаина спровоцировал преждевременные роды. Очень скоро, после ее прибытия в родовое отделение, родились ее близнецы, которые появились в этот мир безжизненными и неподвижными.

 «Мои мальчики были такими красивыми, – говорила она сквозь слезы. Я позвонила своей матери, после того, как родила. Она не придет… Она потрясена». Слушая ее историю, я с трудом сдерживала слезы. Как ее мать могла не прийти? Почему в период такого страдания не нашлось утешения для Ребекки? Размышляя над резким ответом ее матери, я напомнила себе, что не была на месте этой матери. Я не испытывала ее боли.

 «У меня больше ничего нет, ради чего я могла бы жить. Я любила этих малюток… Я хотела быть лучше». Это заявление встревожило меня. Когда я смогла на минуту оставить Ребекку одну, я сообщила обо всем социальному работнику нашего отделения. Мы оба хотели перевести ее в отделение неотложной помощи, но она сопротивлялась, прося, чтобы ей только отдали фотографии. Я боялась оставлять ее одну без присмотра. После долгих уговоров она, наконец, согласилась пойти в отделение неотложной помощи при условии, что мы сначала выведем ее на улицу покурить. Мы согласились выполнить ее просьбу. Я также пообещала достать эти драгоценные фотографии.

Сделала ли я все, что могла?

Оставив Ребекку с социальным работником, я решила, что должна была сделать больше и поговорить с ней о духовном аспекте. Почему я не предложила помолиться с ней? Почему я не сказала о том, что Бог любит ее, что Он дарует ей Свою любовь, независимо от ее ошибок и зависимостей?

В последующие дни я постоянно думала о Ребекке. Я молилась: «Боже, достаточно ли того, что я показала ей Твою любовь? Не побуждал лиТы меня рассказать ей о Твоей любви?» Я пыталась найти ответы на многие вопросы.

Спустя две недели в моем кабинете, когда я утром сидела за рабочим столом,зазвонил телефон. Это был социальный работник. «Ты помнишь Ребекку, ее малышей? Ее перевели из отделения неотложной помощи в психиатрическое учреждение… Потом ее нашли лежащей на кровати. Возле нее была обнаружена пустая баночка от таблеток. В руках она держала фотографии ее малюток. Ее мать в отчаянии позвонила в больницу…»

Мое сердце пронзила невыносимая боль! Однако Господь напомнил мне, что только Он Один определяет наши дни (Иов 14:5). Божий Дух наполнил меня Своим миром (Фил. 4:7). Бог преподал мне важный урок через краткое знакомство с Ребеккой. Он желает, чтобы я слушала и повиновалась Его легкому шёпоту (3 Цар. 19:12), побуждению Святого Духа (Рим. 8:16); показывала Божью любовь (Еф. 5:1-2), говорила о Его любви (Рим. 10:17) и молилась с пациентами (Иак. 5:16), когда Он побуждает.

Ханна Фрейлей является дипломированной медсестрой. Она посвятила себя оказанию перинатального ухода и защите уязвимых женщин и детей. Она получает докторскую степень в медсестринском деле в Массачусетском университете в Бостоне. Ханна также является приглашенным преподавателем по акушерскому делу в Колледже Симмонса в Бостоне, штат Массачусетс.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Дана экспертная оценка 8/7/2103.

Есть ли «границы» для духовной опеки?

Элмер Дж. Тейссен

Добросовестный медсестринский уход


Моей первой реакцией после прочтения этой истории была: «Я хотел бы, чтобы Ханна была моей медсестрой». Заботливая, сострадательная, чуткая к нуждам других и внимательная. Этот пример также помогает мне ценить труд медсестер, перед которыми стоят высокие требования и, которые сталкиваются с различными сложностями в своей работе. И я рад тому, что являюсь философом!

Однако эта очень добросовестная медсестра поднимает тревожные вопросы о том, что она сделала и, что не сделала для Ребекки. «Должна ли я была сделать больше? Почему я не предложила этой пациентке помолиться вместе со мной? Почему я не рассказала ей, что Бог любит ее, даже ее?» Под конец истории Ханна начинает критиковать себя, более того, решает, что отныне она будет прислушиваться к побуждениям Святого Духа, молиться и говорить о Божьей любви своим пациентам.

 Следует отметить, что Ханна прислушивалась к побуждениям Святого Духа. Свой день она начинала с молитвы, прося Бога помочь ее ушам слышать и глазам видеть. Какое прекрасное начало дня для христианина в его профессиональной жизни. Однако, услышав о передозировке Ребекки, Ханна глубже посмотрела на этот непростой случай и на тревожившие ее вопросы. В то же время она ощутила, как Святой Дух наполнил ее миром. Возможно, мир, который она испытала, был знаком от Бога, что она поступила правильно. Я думаю, что она действительно это поняла.

Водимые Духом?

Одно предостережение. Христианам нужно быть очень осторожными в своих словах о побуждении Святого Духа. Я встречал очень много христиан, которые заявляли, что они движимы Духом, однако их дела явно свидетельствовали, что эти поступки не были подсказаны Святым Духом. Эти утверждения, по своей сути, очень субъективны. Христианам нужно проявлять смирение, когда они говорят, что водимы Святым Духом. Единственный способ проверить, насколько истинными являются наши уверения в водительстве Духом – это посмотреть, согласуются ли эти «побуждения» с Библией. Но при этом важно читать места Писания, не вырывая их из контекста. Например, Ханна цитирует Иакова 5:16, аргументируя свое решение молиться с пациентами. Здесь Иаков, фактически, обращается к церковной общине и призывает христиан просить старейшин Церкви помолиться над ними. Этот стих не является подтверждением того, что христианская медсестра должна предлагать помолиться за пациента. В то же время нет ничего неправильного в тихой молитве, как в одном из проявлений заботы о пациенте, или в молитве с пациентом, если он или она попросили об этом, или позволили это сделать.

Краткое знакомство с пациентом, который в чем-то нуждается, требует краткого, но искреннего ответа.

Но, что можно сказать о призыве к тому, чтобы говорить пациентам о Божьей любви? Я хочу сделать различие между тем, когда мы говорим пациенту: «Бог любит тебя», и тем, когда мы рассказываем ему о Божьей любви. Позвольте мне предложить общий принцип, чтобы помочь нам понять, когда уместно рассказывать пациенту о Божьей любви, иными словами, когда уместно начинать свидетельствовать или евангелизировать на рабочем месте. Мы, как христиане, должны получить право провозглашать Евангелие на своем рабочем месте. Первостепенная задача медсестры – это быть хорошей медсестрой и обеспечивать наилучший уход за пациентами. И снова я хочу сделать акцент на том, что Ханна показала Божью любовь к этой пациентке. Но для того, чтобы перейти к евангелизму, необходимо получить явно или неявно выраженное разрешение пациента. В нашем примере же нет ничего подтверждающего, что это разрешение было дано.

 Почему такая предосторожность? Потому, что пациенты очень восприимчивы. Поэтому, медсестрам нужно быть очень осторожными, чтобы не пользоваться этой восприимчивостью. Еще христианские медсестрыдолжны остерегаться преследовать скрытые мотивы в отношении своих пациентов. Они могут стремиться евангелизировать, вместо того, чтобы обеспечивать пациентам должный уход. Работа не должна восприниматься только в контексте евангелизации, как доказывал мой учитель в библейском колледже много лет назад. Труд, сделанный во славу Божью, уже ценен сам по себе. Евангелизация должна естественно проистекать из контекста, в котором мы работаем, при этом, никогда не задевать достоинства людей, с которыми беседуем. Мы не должны стремиться удивить ихевангельским посланием, когда не было ничего, что могло бы подтолкнуть к такому разговору.

Вмешивайтесь осторожно

Как нужно реагировать медсестре, когда пациентка говорит: «У меня больше ничего нет, ради чего я могла бы жить. Я любила этих малюток. Я хотела быть лучше»? Опять хочу сказать, что я впечатлен чуткостью Ханны к этому воплю отчаяния. Я полагаю, что она правильно отреагировала, сообщив об этом социальному работнику больницы. Но сказанные слова – слова отчаяния, были призывом к вербальному отклику сострадания. Я уверен, что простой ответ: «Бог любит тебя», был бы уместным. Других слов не нужно, если бы только пациентка не попросила о большем.

Почему слова «Бог любит тебя» могли бы быть подходящими? Позвольте мне сначала задать еще один вопрос, который может показаться немного странным: «Правильно ли вообще показывать Божью любовь пациенту?» Большинство христиан сказали бы, что ответ на этот вопрос очевиден. Действительно, никогда не может быть неправильным проявление Божьей любви к нуждающемуся человеку. Мы, как христиане, призваны проявлять любовь Бога в этом часто холодном и нелюбящем мире. Это то, что значит быть христианином. Проявление любви – это естественное отображение того, кто мы есть в Иисусе Христе. Мы, несмотря на все наши отличия, должны показывать любовь. Даже мимолетная улыбка говорит о чем-то!

В период кризиса душа, испытывающая боль, способна только чувствовать; он или она редко слышат незнакомый голос.

Я нахожу странным то, что, если бы даже большинство христиан не сомневалисьв том, что нужно проявлять Божью любовь к пациенту,некоторые из них, а может быть и многие, были бы осторожны в отношении того, чтобы говорить пациентам: «Бог любит тебя». Почему я нахожу это странным? Потому, что я не думаю, что показывать и говорить – настолько разные вещи, как мы это порой представляем. Тем не менее, дела говорят громче слов. Поэтому, если приемлемо показывать Божью любовь, тогда должно быть приемлемо и говорить: «Бог любит тебя». Более того, можно сказать, что слова «Бог любит тебя» являются просто еще одним актом любви. Некоторые философы подчеркивали тот факт, что речь вовлекает действие, и выдвинули идею о «речевом акте». Речь и действие гораздо более связаны, чем многие из нас представляют себе.

Ханна уже проявила Божью любовь к этой пациентке. Она еще могла бы показать Его любовь простой фразой «Бог любит тебя». Эти словабыли бы проявлением честности со стороны заботливой медсестры. Они неявным образом показали бы мотивацию поступка Ханны. Поступки без слов часто бывают незавершенными. В то же время мы не должны забывать, что слова без соответствующих дел являются пустыми. Слово и дело должны гармонировать друг с другом. Слова «Бог любит тебя»должны восприниматься, как естественное выражение личности Ханны, так же, как сквернословие может быть естественным выражением сердитого человека. Я считаю, что христиане порой чересчур нерешительны в словесном выражении своей сущности. Краткое знакомство с пациентом, который в чем-то нуждается, требует краткого, но искреннего ответа. Действительно, слова «Бог любит тебя» являются подходящим словесным откликом на словесный вопль нужды.

Обращаем ли мы внимание на людей в их страданиях?

Возможно, ничего более и не нужно было бы говорить в данной ситуации. Было бы неправильно начать излагать краткую проповедь о Божьей любви. Контакт был слишком мимолетным и кризисным, чтобы вовлекаться в духовное обсуждение. Было бы неправильным начать евангелизировать. Эта медсестра не получила право на евангелизацию. Также было бы ошибочным предлагать помолиться за пациентку, если бы она, конечно, каким-то образомне выразила свою потребность в молитве или в духовной опеке. Достоинство пациента должно быть сохранено, что означает необходимость избегать стремления навязать скрытые мотивы. Я не думаю, что фраза «Бог любит тебя» содержит какие-то скрытые мотивы, потому что настоящей мотивацией является искренняя забота и сострадание, выраженные в слове и деле.

Расслабьтесь

Позвольте мне выразить беспокойство, которое у меня есть относительно евангельских христиан и, которое возникло из прожитого мною опыта. Я, как многие христиане, был побуждаемым, а порой и склоняемым, к тому, чтобы не упускать любой возможности засвидетельствовать о Христе. С годами я стал гораздо более спокойным в отношении этого. Я молюсь Богу, чтобы Он помог мне провозглашать Благую Весть тогда, когда это будет уместно. Однако у меня не возникает чувство винывсякий раз, когда я не «провожу» евангелизацию. В конце концов, смысл жизнь гораздо глубже, чем простой евангелизм. Иисус не свидетельствовал каждому страннику, которого Он встречал, как и не исцелял каждого человека, которого видел. Бог призвал меня быть хорошим профессором, особенно когда я преподаю этику студентам-медикам! Я был очень открытым для своих студентов касательно моей христианской сущности. Порой на занятиях мне приходилось отстаивать христианскую веру и возражать атеистам в моей аудитории. Но, я также и критиковал христианство, и указывал на истинные моменты в писаниях атеистов. Этот обмен мнениями необходим для образования. Было бы неправильно, если бы я занимал исключительно евангелистскую позицию в своей аудитории. Порой студенты подходили ко мне со своими вопросами о христианской вере. Я получил их позволение и мог свободно в своем кабинете рассказывать о моей вере.

Поэтому, мой совет Ханне – расслабься. Богужеиспользуеттебя.

Элмер Дж. Тейссенявляется доктором философии. Частично вышел на пенсию. На протяжении почти всей своей карьеры преподавал философию в Медицинском колледже в Альберте, Канада. Также преподавал этику студентам, изучавшим медсестринское дело. Его последняя книга называется «Этика евангелизма: философская защита убеждений» (InterVarsity, 2011).

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Невысказанное

Шайло Джайвенлел

Разрушительная эмоция

Эта женщина, Ребекка, была убита горем. Скорбь – это разрушительная эмоция, которая поглощает душу. Ребекка переживала несбывшуюся мечту, потерянную надежду, разрушенное будущее, упущенный шанс сделать лучше, шанс быть лучше и шанс для любви. Неожиданная потеря поражает ипарализует человеческий разум, чтобы защитить от приступа сильной боли. Божье желание облегчить боль, пока душа и тело не будут исцелены. Но в период кризиса и острой боли разум парализован.

Никто из людей не может осознать всю глубину скорби сразу после потери, тем более человек, прекращающий принимать кокаин. Бог по Своей милости на какое-то время избавляет от сильных страданий через шок и потрясение. В период кризиса душа, испытывающая боль, способна только чувствовать; он или она редко слышат незнакомый голос. Поэтому, я сомневаюсь, что Ребекка могла слышать и, тем более, осознать слова Ханны. Мне кажется, что мягкое прикосновение Ханны коснулось скорбящей души Ребекки. Я верю, что это прикосновение произошло от Святого Духа, Который живет в тебе, Ханна. Оно сильнее, чем произнесенное слово. Ты коснулась Ребекки!

Душа, пребывающая в агонии, ощущает одиночество. Пустое лоно и руки Ребекки напоминали ей о еще одной неудачи в ее жизни. Мозг, который не может совладать с потерей, постарается приспособиться к стрессу с помощью хорошо знакомого метода – доза кокаина или баночка с лекарством в руке может быть единственным спасением от внутренней боли. Ребекка была одинока и потеряла всякую надежду. Ее основная потребность заключалась в том, чтобы кто-то был рядом с ней в ее страданиях. Это то, что сделала Ханна.

Упущенная возможность?

Для Ханны было естественным проявлением постараться ощутить глубокую скорбь Ребекки. Скорбь не ограничивается только на том, на ком появились шрамы. Она затрагивает всех, кто близок к произошедшей потере. Ханна, твоя скорбь о потерянных жизнях, Ребекки и ее малышей, воспринимается тобой, как «упущенная возможность». Ты задаешь вопросы, пытаясь понять, сделала ли ты достаточно? Это может быть проявлением твоей собственной «невыносимой боли».

Неожиданная потеря поражает и парализует человеческий разум, чтобы защитить от приступа сильной боли.

Однако ты не упустила возможность. Ты увидела страдания Ребекки и вошла в них вместе с ней. Ты продлила свое мягкое прикосновение. Ты предложила ей свое заботливое присутствие, не просто физически постояв рядом с ней, но и отдав этому моменту всю себя.Ты, среди всей этой суматохи, позвала специалиста, социального работника, передав Ребекку в надежные руки. Если ты все еще чувствуешь, что сделала недостаточно, позволь Богу простить тебя. Не позволяй сатане обращать свою скорбь в чувство вины.Ты в Божьих руках и в невысказанных словах, и в твоем заботливом присутствии. Он использует тебя.

Это послужило напоминанием тебе, что мы служим Великому Богу, Который дарует нам вечную надежду. Крепись. Я думаю, что ты сделала все правильно.

Шайло Джайвенлел является дипломированной медсестрой-специалистом по вопросам психического здоровья в «ViaChristiHealth», Уичито, Канзас.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Эпилог

Ханна Фрейлей

Этот реальный случай произошел больше года назад. Но пережитый мною опыт все еще не дает мне покоя. Какие выводы я сделала?

Я недоумевала, почему никто не обратил внимания на Ребекку, когда она сидела в коридоре?Никто не увидел ее.Я задаю вопрос: «Обращаем ли мы внимание на людей в их страданиях?» Когда люди выглядят странно или непонятно, не стараемся ли мы не видеть их? Я, как работник сферы здравоохранения, думаю, что порой легче рационализировать чью-то боль, убеждая себя: «Мы не смогли бы больше ничего сделать». Много моих коллег так и отреагировали, когда услышали о самоубийстве Ребекки. Я считаю, что это мучительно и нездорово. Я прошу Бога, чтобы Он всегда помогал нам видеть страдания других и давал нам понимание, как Он желает, чтобы мы поступали.

Я узнала, что мать Ребекки была потрясена и опустошена ее смертью. Она всячески пыталась помочь Ребекке избавиться от ее зависимостей. В конце концов, она избрала жесткую линию поведения, проявляя «суровую любовь». Мать Ребекки сомневается в том, что что-нибудь изменилось бы, если бы она пришла к ней. Я молюсь о ней, чтобы она в своей скорби смогла испытать Божий мир.

Могла ли я сказать что-нибудь еще, чтобы это изменило ситуацию? Я не думала об ее зависимости, которая привела к потере новорожденных детей. В тот момент я воспринимала ее, как человека, который нуждался в заботе и в участии, как человека, который был создан по образу Божьему. Это то, в чем она больше всего нуждалась в тот момент. Я полагаю, что текст Иакова 5:16 говорит о том, что «молитва праведного» сильна и действенна. Для медсестры это может быть, как тихая молитва, так и молитва вслух, если пациент дает свое согласие.

Я размышляю о том, что значит проявлять нашу христианскую веру на своих рабочих местах среди мирских людей. Мы можем посещать церковь, стараться делать все, что мы должны делать и стремиться жить праведной жизнью. Но, в реальном мире это делать очень трудно. И мы стараемся понять, какую роль мы, как христиане, играемна своей работе? Как определять, когда уместно или неуместно евангелизировать? Прежде всего, нам нужно проявлять любовь, заботу, сострадание и быть самыми лучшими медсестрами, насколько это возможно. Также, мы должны возрастать и держаться нашего упования (Евр. 10:23), по-настоящему замечать окружающих нас людей и, когда они спросят, быть готовыми говоритьо надежде, которую мы имеем внутри (1 Пет. 3:15).

Имя пациента было изменено для сохранения конфиденциальности.

Категория: СТАТЬИ | Добавил: melnikoff (14.03.2016)
Просмотров: 284 | Теги: Самоубийство, вмешательство в кризисный период, потеря новорожденного ребенка, медицинский уход, духовная опека, евангелизм | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Форма входа